полный хаос

полный хаос

22 января 1944 года после долгих колебаний шах открыл 14-й Меджлис. Задержка была обусловлена желанием шаха удалить Мосаддека из парламента, даже путем назначения на пост премьер-министра, который ему было проще контролировать, но Мосаддек не согласился, хотя через какое-то время заявил, что «это не парламент, а собрание воров», и отказался присутствовать на следующих сессиях.

Однако 5 марта 1944 г. толпа, состоящая из студентов Тегеранского университета, представителей интеллигенции и базара, пошла к нему домой и потребовала его возвращения в Меджлис. Он на руках был отнесен в здание Меджлиса. Военный губернатор Тегерана полковник Голынайан приказал войскам открыть огонь по толпе. Один из студентов, Реза Хаджех-Нури, и один мастер-строитель при этом были убиты, а некоторые другие были ранены. Не исключено, что целью этой акции было убийство самого Мосаддека.
Мосаддек не только стал доминирующей фигурой в иранском парламенте, но и приобрел беспрецедентную популярность. 29 апреля 1951 г. шах был вынужден назначить Мосаддека премьер-министром, поскольку у шаха не было другой альтернативы на этот пост.

Я не буду останавливаться на событиях, связанных с переворотом 1953 г., так как о нем было много написано, но хотелось бы описать жизнь Мосаддека после этих событий.
Мосаддек был свергнут 19 августа 1953 г. (28 мордада), его дом был разграблен, а затем уничтожен. Сам Мосаддек был предан суду военного трибунала.
В момент переворота в доме Мосаддека находились его сторонники — Хассиби, Разави, Садиги, Нариман, Зиракзаде, Шайе-ган, Хосров Кашкаи и некоторые другие.

Толпа противников Мосаддека протаранила ворота, и взбиралась по соседним стенам в сад. Когда они, в конце концов, ворвались в сад, никто не мог войти в дом, пока подразделение военной разведки не увезло два грузовика документов, и только потом толпе развязали руки, чтобы посеять полный хаос.
Вполне вероятно, что те, кто планировал эту операцию, надеялись, что именно толпа завершит драму. Но некоторые из друзей взяли Мосаддека на руки и отнесли в заднюю часть дома, откуда они перебрались по лестнице в соседний сад. Владелец соседнего дома дал им разрешение оставаться там столько, сколько они хотят.
На следующее утро Мосаддек сказал всем присутствующим, чтобы они все разошлись и ушли в подполье. Войска были направлены во все возможные места и обыскивали дома его близких родственников. Поэтому позвонил Шарифу Эмами, сообщил ему о своем местонахождении, и полковник Батмангелих был послан арестовать его. Моазами, Садиги и Шайеган сопровождали Мосаддека, и все они были помещены в одиночные камеры. В течение нескольких дней им было разрешено общаться друг с другом, но потом Мосаддек был перевезен в военную тюрьму в ожидании суда, а затем заключен в тюрьму в Солтанатабаде.

Падение своего правительства лучше всего объяснил сам Мосаддек во время суда, где он сам выступал в свою защиту.
В течение первых четырех дней суда Мосаддек привлек внимание к процессу не только соотечественников, но и всего мира. Посольство США отметило его ораторское искусство: «Как оратор, он остается непревзойденным в Иране».
Суровой была судьба его близких последователей.
После суда Мосаддека помещают под домашний арест в Ахмад Абаде на его даче, где он прожил до конца своей жизни (умер 5 марта 1967 г.).
Его последней просьбой было, чтобы только ближайшие родственники присутствовали на его похоронах, и чтобы его похоронили на кладбище «Свобода» рядом с шахидами, погибшими во время движения 30-го тира (июль 1952). Однако ему было отказано даже в этом. Он был похоронен на первом этаже под полом столовой своего дома. Когда о скромном погребении доложили шаху, он, как говорят, ответил загадочно: «Hala khahim did» (А теперь мы посмотрим).


Комментарии закрыты.