Пресса в Иране

Оценивая роль этого издания, Ерванд Абрахамиан пишет, что «Академический марксизм пришел в Иран вместе с Дарвином и современными науками. «Дониа» был уникален для своего времени. И он остается таковым».

Соглашаясь с мыслью об уникальности журнала для своего времени, трудно согласиться с тем, что академический марксизм пришел в Иран только в середине ЗОх годов вместе с Дарвином. Как показано выше, это произошло гораздо раньше. И тогда и в последующем иранские революционеры и теоретики делали первые попытки переводов произведений Маркса и Энгельса, писали статьи по следующей проблематике: «Обращение денег: деньги (по Марксу)», «Товар и его обращение (по Марксу)», опубликованные в 1931 г. и др.

Вот почему есть основания полагать, что не только практический, но и академический марксизм пришел в Иран несколько раньше начала издания журнала «Дониа». Однако следует признать, что до появления журнала круг лиц, имевших возможность соприкасаться с марксистскими идеями, был крайне узок. С выходом «Дониа» эти идеи оказались доступными любому образованному иранцу. В связи с этим трудно переоценить популяризаторскую роль данного издания как первого иранского печатного органа, постоянно публиковавшего статьи, раскрывавшие обществоведческую проблематику с марксистских позиций.

Как уже отмечалось, Арани был осужден по делу 53-х. Это был судебный процесс, проходивший в 1938 г., на котором была осуждена большая группа лиц (53 человека), в подавляющем большинстве — представителей интеллигениции и служащих, обвиненных властями в распространении подрывных идей, коммунизме, шпионаже в пользу иностранных государств и пр. Членов ИКП среди них было всего 9 человек — те, кто уцелел во время процесса над партией в начале 30-х годов. Следует отметить, что в отношении многих обвинения были надуманными, но основное ядро, несомненно, представляло угрозу режиму, т.к. несло в себе идеи, опасные для его стабильности.


Комментарии закрыты.